08:00, 17 декабря 2021
8 мин.

«Был момент сомнения»: Артем Ткаченко — о выборе ролей, работе с Вилковой и личном

В эксклюзивном интервью WMJ.ru
15 декабря на KION вышла фантастическая драма «В раю мест нет», в которой главные роли сыграли Артем Ткаченко и Екатерина Вилкова. В честь долгожданной премьеры мы поговорили с Артемом об этом проекте, его карьере и семье.
Читайте на тему:

WMJ: Артем, этот сериал — симбиоз самых разных жанров: здесь и фантастические путешествия во времени, и семейная драма, и немного мистики. Чем вас подкупил этот проект и сразу ли вам понравился ваш герой Андрей?

Артем Ткаченко: Подкупил своей историей. Когда ты только начинаешь читать сценарий и ловишь себя на мысли, что дочитываешь последние страницы — история тебя настолько увлекла, что ты даже не заметил, что прошел час-два, ты уже куплен, ты увлечен, заинтересован. И в целом ты уже согласился там участвовать.

WMJ: Расскажите о работе с Екатериной Вилковой: как вы разрабатывали линии ваших героев по-отдельности и вместе? Например, недавно вышел сериал «Сцены из супружеской жизни», и главные актеры Джессика Честейн и Оскар Айзек за кадром написали друг другу письма от лица своих персонажей, чтобы лучше понять материал и бэкграунд этих героев. Вам такая подготовка к роли близка? Обсуждали ли вы с Екатериной, какими были отношения персонажей до отправной точки истории?

Артем Ткаченко: Мы с Катей уже не первый раз сотрудничаем, у нас в целом доверительные отношения. Все, что касается линии наших героев, это рождалось непосредственно на съемочной площадке: отношения, их развитие. Параллельно со сценарием мы придумывали, как этих героев оживлять, какими качествами их наполнять. Что касается приведенного вами примера… Это интересная мысль. Скажем так, на этом проекте мы с Катей письма друг другу не писали, но вообще, такая практика есть, это называется биография роли. Честно говоря, я об этом впервые услышал, наверное, когда начал заниматься в театральной студии. Это полезная вещь, и если есть желание написать письмо своему партнеру, партнерше, то это здорово, конечно.

WMJ: Поскольку в сериале есть путешествия во времени, давайте пофантазируем, если бы вы могли вернуться в прошлое, что бы вы посоветовали себе, например, 20-летнему?

Артем Ткаченко: Вообще, из меня советчик так себе. 20 лет — это уже довольно взрослый человек, чтобы давать ему какие-то советы и напутствия. Возраст, когда надо уметь принимать решения самому. Я в 20 как раз начал сниматься в кино: уже играл спектакли, жил в другом городе самостоятельной взрослой жизнью. Не знаю, посоветовал бы ли я что-нибудь себе… Нет, вряд ли.

WMJ: У вашего Андрея все очень запутано в личной жизни: ушел от жены ради новых отношений, потом выяснил, что и жена была не очень счастлива с ним. Как вы находили подход к этому герою, важно ли было его оправдать для себя?

Артем Ткаченко: Наверное, чтобы оправдать, для начала нужно обвинить его в чем-то, но я не обвинял, вот в чем дело. Мне кажется, что это настолько прозрачная и понятная история, когда дело касается чувств, вряд ли можно человека в чем-то обвинять.

WMJ: Должен ли актер всегда быть адвокатом для своего персонажа?

Артем Ткаченко: Мне кажется, да.

У меня достаточно обширный список отрицательных ролей. Действительно, я выступаю адвокатом всех этих мерзавцев, негодяев и начинаю любить этих людей. Понимаю, почему они совершают те или иные поступки.

Артем Ткаченко и Екатерина Вилкова

Артем Ткаченко и Екатерина Вилкова

WMJ: Раз в истории присутствует отчасти любовный треугольник, скажите, вы верите, что можно любить сразу нескольких людей?

Артем Ткаченко: Ну а как иначе? Нас же Константин Сергеевич Станиславский именно этому учил: любить сразу нескольких людей романтической любовью. Но любовь бывает разная. Я люблю даже не нескольких людей, а очень многих. Другое дело, что это за любовь. Любовь к друзьям — одна, любовь к преподавателям — другая, любовь к своим партнерам по сцене — третья, любовь к детям — четвертая.

Что касается любовных отношений — сложно представить себя, например, в какой-то арабской семье, где у меня там будет несколько жен. Конечно, заманчивая перспектива (смеется), но с точки зрения морали и этики мне это не совсем понятно.

Артем Ткаченко и Екатерина Вилкова

Артем Ткаченко и Екатерина Вилкова

WMJ: В недавно вышедшей «Клинике счастья» вы играете квир-персонажа. Сейчас мы часто слышим про всевозможные запреты со стороны власти, которые хотят распространить даже на стриминговые платформы. Во-первых, как вы сами относитесь к этим запретам? А, во-вторых, когда соглашались играть Тимура, был ли момент сомнения: как к этому отнесутся зрители? Не вызовет ли это ненужных споров?

Артем Ткаченко: Честно говоря, с настороженностью. Потому что как будет реагировать общество на эти запреты — это еще большой вопрос. Ведь запретный плод сладок. Вообще, я думаю, что человек сам должен решать для себя, что ему можно смотреть, а что нельзя, что показывать своим детям, а что нет. Поэтому вот эта нравоучительность странная, честно говоря, вызывает у меня большие вопросы.

На самом деле момент сомнения, конечно же, был, но он был даже не относительно зрителей — как они к этому отнесутся — а относительно меня: как всю эту историю проигрывать. И в этом смысле меня, конечно, поддержала жена, потому что меня действительно немного пугал такой необычный опыт. Катя была в каком-то смысле моим наставником. Благодаря ей я понял, что это очередной профессиональный виток, мое профессиональное актерское развитие. Если я смогу это сделать, будет круто. Мне кажется, я смог. (смеется).

WMJ: В нашем кино прослеживается интересная линия с вашими коллегами, которые изображали на экране дрэг-квин (мужчин, переодевшихся в женщин). Данила Козловский играл в «Весельчаках», Максим Матвеев — в недавнем музыкальном клипе на кавер песни «Зима в сердце». Вам бы хотелось сделать нечно подобное?

Артем Ткаченко: Да, очень хотелось бы кардинально перевоплотиться, потому что это азарт, игра, это острая характерность — актеры получают от такого удовольствие.

Артем Ткаченко

Артем Ткаченко

Читайте на тему:

WMJ: В сериале «Струны» вы играете сурового педагога, который сперва изводит своих подопечных, а потом позволяет себе перейти профессиональную черту в их отношениях. Ваш персонаж Константин очень требователен не только к остальным, но и к себе. А вы требовательный человек? Чего не простите себе и другим?

Артем Ткаченко: Все, что касается профессии, пожалуй, да. Человек должен любить свое дело, кроме того, что уметь им заниматься. Не люблю халтуру. А так в жизни я довольно мягкий человек, может быть, даже иногда чересчур терпеливый. А чего не прощу себе… Не знаю, сложный вопрос.

WMJ: «Вампиры средней полосы» стали настоящим хитом. Вы, когда приступали к съемкам, ожидали, что сериал получится настолько успешным?

Артем Ткаченко: Нет, про вампиров никто, конечно же, не думал, что это будет настолько круто, потому как очень сложная судьба была у проекта. Начинали с Юрием Николаевичем Стояновым, продолжали с Михаилом Олеговичем Ефремовым, останавливались из-за пандемии. Потом вся эта история с Михаилом Олеговичем, потом обратно начинали с Юрием Николаевичем.

И, честно говоря, были такие мысли: «Может быть, просто не судьба? Может быть, вообще не надо это делать?». Почему-то всегда какие-то препятствия. Но, как оказалось, боролись мы не зря. Такой успех — это очень приятный бонус.

Кадр из сериала «Вампиры средней полосы»

Кадр из сериала «Вампиры средней полосы»

WMJ: Ваши дети видели «Вампиров средней полосы» и, вообще, вы показываете им какие-то свои проекты?

Артем Ткаченко: «Вампиров» дети видели, но частично, потому что там есть сцены, которые рано смотреть детям. Теперь младший ребенок говорит в садике, что его папа работает вампиром. Дети любят фильм «Ключ времени», который, в общем-то, детский. Они, конечно, радуются и гордятся папой.

WMJ: Ваша бывшая супруга Равшана Куркова относительно недавно стала мамой. Знакомы ли вы с ее сыном?

Артем Ткаченко: Нет, с сыном пока что не знаком, видел только на фотографиях. Но обязательно познакомимся и планируем сделать это в ближайшее время. Поедем обязательно в гости к Равшане.

WMJ: Вы рассказывали, что Павел Деревянко — близкий друг и крестный ваших сыновей. Насколько тяжело поддерживать настоящие дружеские отношения в творческой среде?

Артем Ткаченко: Совсем не тяжело, а легко и прекрасно. Звонишь другу и спрашиваешь, все ли у тебя хорошо, дорогой мой? Ты жив, здоров? Как работа, как дети? Всем огромный привет и люблю, целую, твой кум. Вот и все — делов на 30 секунд.

Артем Ткаченко

Артем Ткаченко

WMJ: Вы снимались в сериале «Мотыльки», рассказывающем о Чернобыльской трагедии. Видели ли вы сериал «Чернобыль» от HBO и одноименный фильм Данилы Козловского? Какие у вас впечатления от этих проектов?

Артем Ткаченко: «Чернобыль» от HBO видел, да. Козловского не видел, поэтому ничего про него не могу сказать. А вот проектом от HBO я был потрясен. Художники такие молодцы, потому что есть детальная точность. И надо учитывать, что это люди из другой страны, другой эпохи. Настолько сделать атмосферную картинку, вкусную, живую, настоящую — это большие мастера. Да и в целом вся эта история меня по-настоящему тронула.

WMJ: Все чаще наших актеров и актрис приглашают на Запад. У вас есть иностранный агент? Был ли опыт проб в голливудские или европейские проекты?

Артем Ткаченко: Нет у меня западного агента. Из европейского опыта — я работал с французами. Фильм назывался «Друзья из Франции». Дважды я снимался у польского режиссера Вальдемара Кшистека.

Артем Ткаченко

Артем Ткаченко

WMJ: Мы в редакции как-то фантазировали, кто из российских актеров мог бы сыграть Джеймса Бонда. В нашем списке были вы. Скажите, хотелось бы сыграть роль агента 007? И не кажется ли, что этот образ в наше время уже как будто бы анахронизм и его нужно менять?

Артем Ткаченко: (смеется) Нет, не нужно менять его. Да, хотелось бы (смеется). Зачем же менять образ?

Джеймс Бонд — это же такой прекрасный идеал не только для женщин, но и для мужчин: сильный, красивый, обаятельный, джентльмен, роскошный мужчина. Единственный минус в этой роли, что в ней нечего особо играть, потому что он просто абсолютный герой. В этом смысле остро характерные роли артистам нравятся больше, чем героические.

WMJ: Артем, мы разговариваем с вами накануне Нового года. Если подвести итоги, каким стал для вас 2021?

Артем Ткаченко: Успешным, плодотворным. Было много работы, в том числе и работа над собой, которая, конечно же, не прошла даром. И в целом даже несмотря на то, что происходит в нашей новой реальности, могу сказать, что для меня этот год был счастливым.

Фото: Пресс-служба Kion; пресс-служба START; Tarakanov Vadim/East News, Пресс-служба Кинотавра, Екатерина Ширинкина / WMJ, Starface

Новости партнёров
О чем говорят